Яндекс.Метрика

Work and Travel: все, что вы хотели знать, и даже больше. Vol. 5 Статьи

4[1]

LET’S GO, ALEX! РАБОТА В АМЕРИКАНСКОЙ ПИЦЦЕРИИ

Вот и подошёл момент первых трудовых будней! Alex(так меня там звали) в чёрных шортах, красной футболке и фирменной кепке прибыл на рабочее место к 11 00. Отметившись в электронной системе, что пришёл на работу, я попал на саму кухню, где осуществлялось производство пиццы и начал внимательно впитывать всё происходящее. А происходило следующее: как и принято утром, все только разогревались, поэтому ещё не отличались быстрыми действиями и реакцией. Телефон доставки звонил с промежутками примерно в минут тридцать.

Коллектив изначально показался мне очень даже ничего, пока не появилось это! Извините, это — старший менеджер — Мирослав (в дальнейшем — Мира), ну разве можно было подумать плохо о человеке с таким замечательным именем? Конечно же нет, пока не стала проявляться его занудливая натура. И так, начнём по порядку.

Для начала расскажу вам, а заодно и ещё раз сам вспомню, как готовится пицца. А происходит это следующим образом — специальная смесь, что-то вроде муки с некоторыми добавками помещается в особый аппарат, куда добавляется вода, после чего он превращает всё это в тесто. Затем от этого огромного куска отрезаются определённые кусочки — по весу, зависит это от того, для какого размера пиццы они готовятся. Small,Medium,Large,Extra Large. Вот он весь спектр, так называемых предоставляемых услуг. Ну что ж, после мы делали небольшие шарики из этого теста и отправляли их в холодильник. После тесто раскатывалось на специальных протвенях, а затем, в зависимости от заказа сверху помещались желаемые ингредиенты, и вся эта “прелесть” отправлялась в печь. Примерно минут через двадцать руки американцев уже жадно помещали эти треугольные кусочки себе в рот, попутно запивая колой. Что касается меня — занимал я там должность разнорабочего, то есть мог готовить пиццу и тут же идти убирать за посетителями со стола. Местные работники показывали мне все премудрости каждого из этапов приготовления пиццы. Было достаточно интересно, если бы не зануда Мира, который был готов докопаться до каждой мелочи, будь то толщина теста, или же количество кусочков колбасы на пицце. Не спорю, возможно это и правильно, по началу я воспринял сей факт как должное, но в дальнейшем данная слежка начинала выводить из себя.

Таким образом, день за днём я осваивал все тонкости приготовления вкусной пиццы. Да да, была она не то слово вкусной, а не тем жалким подобием, которое готовят в большинстве российских пиццерий. Фишка каждой пиццерии в Америке заключается в какой-либо детали или уникальных ингредиентах, которых нет у их конкурентов. В моей пиццерии такой фишкой было тесто — его состав был секретом, но вкус действительно поражал меня. Дело в том, что работникам там можно кушать пиццу сколько вздумается, но для русских было введено некое ограничение – мол, не больше одной пиццы размера Small в день. Но вы же сами понимаете, что для русского человека, так скажем, перевыполнить норму — в порядке вещей, поэтому, там где одна Small, вторая и третья как бы прилагались бонусом.

Дорогие друзья, знаете, действительно трудно понять американский менталитет. А дело вот в чём. Если пицца готовится неправильно — то есть не соблюдены пропорции, неверные ингредиенты — чем я частенько грешил, то она (нет нет, не отдаётся собачке на улице и не забирается домой), а, внимание, выкидывается в мусор. Благодаря мне была введена практика поглощать неверно приготовленную пиццу. В общем, рабочие дни продолжались своим чередом, постепенно наглея, я позволял себе приготовить не только лишнюю пиццу в отсутствии старших менеджеров, а так же куриные ножки, филе — наггетсы, различные салатики, ну и в таком духе. Существовало так же
правило, что если работник желает выпить чего-нибудь из холодильника, он должен положить в сейф один доллар и взять желаемый напиток. Скажу вам, что если бы я следовал данному правилу, то остался бы без денег, так как пил много. Из-за жары и из-за того, что пиццу всё таки надо было чем — то запивать.

Старший менеджер Мира так же продолжал совать свой нос во все мои действия, постоянно исправляя что-то. Несмотря на то, что человек я достаточно дружелюбный, в моей голове постепенно стал созревать план, как бы так невзначай дать ему в нос где-нибудь, скажем в холодильнике, где как раз не было установлено камер видео-наблюдения. Постепенно этот человек начинал выводить меня из себя всё больше и больше. Да и что скрывать, практически все были о нём такого мнения. Все, кроме жены директора, Джен, которая смотрела на него с открытым ртом. Так как она была полной американкой, слащавый болгарин, а Мира был именно выходцем из Болгарии, видимо привлекал её. Как оказалось в дальнейшем — это было взаимно. В общем, между ними явно что-то было. А скажу вам больше, что не с ним одним, так как болгар в пиццерии работало много и всем им она уделяла должное внимание, а ещё и слухи разные, сами понимаете. Скажу пару слов о Джен — знаете таких людей, которые в лицо улыбаются, но про себя думают о вас очень плохо, вот она как раз из таких. Это было уж очень заметно, когда, смотря сначала с недовольным видом на всё происходящее, она натягивала улыбку и выдавливала из себя пару фраз. Таким образом, число людей, к которым я испытывал там неприязнь, увеличилось вдвое.

Я так же продолжал готовить пиццу, попутно поедая все, что было либо неправильно сделано, либо просто выглядело аппетитно. Само собой, примерно через неделю на пиццу я и смотреть не мог, но другого выхода не было. Первые дни из русских там я был один, но знал, что вскоре должны приехать ещё ребята из Хабаровска. За это время я научил всех молодых американцев, работающих там отборному русскому мату. Извините, конечно, но мне нужно было хоть как-то себя развлекать, так как одна и та же работа с одиннадцати утра до восьми вечера очень утомляла. Появились свои приколы, в общем, вроде даже было неплохо. За первые несколько недель я успел оформить страховку, так называемый Social Security Card — документ, без которого в США никуда, а так же сделать банковскую карту, на которую должна была перечисляться зарплата. На деле оказалось, что зарплата мне выдавалась чеками, и в банковской карте необходимости как таковой не было.

Теперь пришло время рассказать о самом интересном — о зарплате. Как вы уже успели понять, работал я с одиннадцати до восьми, получая за час семь с половиной долларов. Вроде бы неплохо, если бы не одно “но”. Налог, который в этой пиццерии вычитали с моей зарплаты был уж очень велик. Таким образом, если по подсчётам в неделю я должен был получать более трёхсот баксов, на деле выходило примерно двести тридцать долларов, из которых восемьдесят уходило на жильё, примерно шестьдесят на еду, а тридцать на различные мелочи. Таким образом, как видите, “шиковать” особо было не на что. Такой высокий налог никак не объяснялся со стороны начальства. Время шло, постепенно в пиццерии стали появляться ещё русские ребята, среди них — Макс и Катя из Хабаровска. Так же были девочки из Казахстана и других городов России. Всем нам составили график работы, после чего началась ещё одна очень весёлая вещь. Мы столкнулись с такой ситуацией, когда нам стали сокращать часы. Что за беспорядок — спросите вы! А я отвечу -такая человеческая черта как жадность имеет место быть и в США. Дело в том, что начальство данной пиццерии, продавая ребятам офферы, брали себе за каждый по двести баксов, но вот с количеством вакантных мест, по-видимому, просчитались. Иногда выпадало так, что ставили три выходных подряд вместо положенного одного, так же практиковалось сокращение рабочих часов — например с одиннадцати до четырёх. Вроде бы незначительная мелочь, но нехватка этих десяти — пятнадцати баксов в день очень жёстко ощущалась, из-за чего мне приходилось занимать деньги на оплату жилья у Славы и Маши. Постоянные попытки уладить этот вопрос встречались лишь
натянутой улыбкой Джен и ухмылкой Миры, относительно «уничтожения» которого мною уже прорабатывались различного рода планы.

Хотелось бы рассказать ещё об одном моменте. Помните, в школе у каждого учителя был свой любимчик? Так вот, я ошибался, думая, что данный факт имел место быть только там. Как я уже рассказал, в нашей пиццерии работало много американской молодёжи, так вот один, извините, но не могу его так не назвать — суслик(не знаю, почему он вызвал у меня такие ассоциации) был другом сына директора пиццерии. Таким образом, этот подросток в свои шестнадцать имел там большее значение, чем некоторые из взрослых американцев. Сказав, что сначала из русских работал там один, я немного соврал, точнее даже будет сказать упустил этот момент. А дело вот в чём, трудилась там ещё одна русская девушка по имени Лена. Довольно симпатичная и уже успевшая найти применение данной своей черте. По её рассказам, у них с сусликом, кстати его звали Джеймс, ничего не было, просто она ему очень нравилась, ну а красотка, само собой этим пользовалась. Вот тут и открылась истинная причина её больших зарплат и работы в две смены — в то время, как некоторым ставили несколько выходных подряд. Напомню, что норма была — минимум тридцать пять часов в неделю, но радовался я, даже если у меня каким-то чудом выходило двадцать пять.

Вот в таком ритме начался и продолжался мой первый месяц в США. Приходил домой я не особо уставший, что в один прекрасный момент позволило задуматься о поисках второй работы. Но об этом чуть позже, дорогие друзья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *