Яндекс.Метрика

Aeterna historia, alientatio mentis. Об Италии с восторгом. Часть 1 — Венеция Европа,Путешествия

1-3090-201403211028273

Вот я и добралась до Аппенинского полуострова. За плечами три тысячи километров, три города, пять гостиниц, несколько литров вина и чудесное итальянское солнце.

Маршрут первый, Венеция.

Венеция встретила нас безупречным солнечным днем и практически жарой (нам, «южанам», все же странно наблюдать 30-градусную температуру в начале апреля). Развею один популярный миф: венецианские каналы не «воняют», как принято думать, хотя, может быть, для кого-то и запах соленой воды и водорослей расценивается как «вонь», тут ничего не могу сказать. Венецианские каналы — это кровеносная система города, тонкие сосудики, стремящиеся к главной артерии – Большому Каналу. И тут понимаешь, что кровь в этих сосудиках голубая.

Да, Венеция, историческая Венеция, богатейший город, отдельное государство, действительно голубых кровей. Роскошные палаццо, несущие на своих стенах стертую позолоту и витые украшения, с первых секунд дают понять, что город не простой и примет не каждого. Действительно, в Венеции никогда не было народных волнений и бунтов. Его не тронули ни войны, ни революции. Каждая обшарпанная стена с полуистлевшими балками и штукатуркой бережно сохраняется и полируется до драгоценного блеска. Разобраться в системе мостиков и каналов, наверное, может только истинный венецианец, коих тут становится все меньше и меньше, но мы, все же, решили врезаться вглубь города. Хотя и не смогли миновать площадь Сан-Марко. Вообще, в Венеции существует множество объектов, носящих имя Святого Марка, и тут я, надо сказать, блаженствовала, потому что «Марк» — мое любимое мужское имя, а Святой Марк – покровитель Венеции. (Святой Марк ходил, как водится, с символами – со львом и книгой.)

Но долой лирические отступления! Площадь Святого Марка. Неправильной формы, как и все в Венеции. Трапециевидная, угловатая, увенчанная роскошной белоснежной короной собора Святого Марка. Честно скажу, на какое-то время у меня пропал дар речи, когда я увидела эти легкие, немного византийские, резные стены и тонкий крест. Описывать собор? Невозможно, просто посмотрите на фото. Описывать мои впечатления? Без толку – здесь будут только сухие бумажные восторги, которые я и не смогу нормально описать, не повторяясь и не впадая в буквализмы. Скажу одно – это одно из Новых чудес света, где «свет» можно понимать как «мир», так и как «противоположность тьме», потому как собор буквально светится изнутри, будто наглядно доказывая, что он действительно покровительствует городу.
Голуби на площади – это отдельная история. Сфотографироваться мне с ними (по просьбе некоторых) так и не удалось, из-за того, что какой-то очень наглый спиногрыз каждый раз, когда я садилась на брусчатку, подбегал к стае голубей, и они все, разом сорвавшись с места, летели мне в лицо. Потерпев очередное поражение, я решила прекратить попытки, сняла злополучных голубей отдельным кадром и отправилась пить «Беллини» (кстати, очень рекомендую – персиковый сок с мякотью и шампанское) на набережную.

Хочу вернуться к случайно оброненной фразе – «Неправильной формы, как и все в Венеции.». В Венеции действительно все дома неправильной формы, потому как мудрые венецианцы решили приспосабливать не острова к форме домов, а форму домов к островам. Поэтому тут встречаются дома с какими угодно углами — полукруглые, треугольные, трапециевидные, абсолютно любые. Непременные водные двери, нижние кромки которых изъедены ржавчиной и коррозией, маленькие лодочки, причаленные к этим самым входам, и, конечно, гондолы (недавно узнала, что правильное ударение «гОндола», а не «гондОла» — вечная плоская шутка наших туристов, связанная со словом «гондон», хахаха). И гондольеры. Мужички любого возраста и комплекции, в непременных полосатых свитерах и красных косынках на могучих и не очень (в основном, не очень) шеях, медленно гребут веслом по узким каналам, нехотя пригибая головы под мостиками, и на все лады распевают «Санта-Лючияяяаааааа» (Правда! Мне сразу же вспомнилась «Футурама» и торт повара Эльзара в виде макета Венеции, где креветка, сидя в стручке от гороха, плыла по каналу из соуса и пела эту самую «Санта Лючию»). Ошалевшие от восторга туристы, впрочем, не внимают к их пению.
Отмечу одно странное наблюдение – в городе почти нет продуктовых магазинов. А если они и есть, то закрыты по воскресеньям и после девяти вечера. Единственным, что мы нашли в пределах досягаемости, стала крошечная лавочка с сырами и вином под управлением одного развеселого француза. Собственно, больше и желать ничего не нужно было – на вине и сыре вполне можно жить несколько дней, потом же превращаешься в кекс для английского трайфла.
Местный шпециалитет Венеции – стекло, поэтому здесь вы можете купить настоящее la murrina в любой самой крошечной лавочке два на два метра. И тут, скажу я, я и пропала, потому что стекло в принципе и стеклянные шарики (из которых составлены бусы) в частности являются моей очередной слабостью, поэтому, зайдя в один-единственный магазин и купив одни-единственные серьги, я ретировалась. Но будь у меня больше времени и чуть больше денег, я бы обнесла каждый магазинчик подчистую. Стеклянные фрукты, стеклянные бусы, кольца, подвески, фигурки (фигурки крошечных стеклянных муравьев повергли меня в полный эстетический коллапс). Всё, что угодно въедливому ценителю прекрасного, представлено в полном объеме, и пусть вы даже не будете носить купленное в аффективном припадке стеклянное кольцо, потом еще очень долго вы будете смотреть на него и получать удовольствие от нахлынувших воспоминаний. «А помнишь, мы его купили на такой улочке, там еще был дверной звонок в виде головы льва….» и все в таком духе.
Венеция – удивительная и единственная в своем роде. Никаких «северных», «южных» или каких-то прочих север-северо-западных Венеций не существует. Это поразительный памятник человеческой смелости и богатства, это поразительная живая и дышащая киношная декорация, которая, отдает вам всю себя, но и, конечно, требует и бережного обращения со своим тонкокожим каменным станом взамен (до сих пор существует проект «спасем Венецию от затопления».)
Мой организм уже пропитан кьянти, и на этом я машу платочком Венеции и посылаю ей прощальный поцелуй. Еще увидимся, город на воде.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *