Яндекс.Метрика

Большое путешествие по южным провинциям Франции Европа,Путешествия

0202nbjy

Сразу оговорюсь: это рассказ не научный и не информационный, здесь нет истории, дат, документальных персонажей и событий. Это попытка изложить сугубо субъективные впечатления от поездки.
… Яркое солнце слепит глаза с непривычки, когда утром выходишь на Английскую набережную в Ницце и смотришь на сияющее лазурное море. Вот сразу и понятно, почему этот берег назван «Лазурным».

Идёшь по улочкам, прогретым солнцем, смотришь на загорелых беззаботных жителей, вдыхаешь непривычные русскому носу ароматы: солёной воды, свежих (именно свежих!) фруктов и овощей, цветов (в Ницце каждое утро работает цветочный рынок)… и ещё чувствуешь неуловимый, но отчётливый запах чего-то… чего-то… да, это «гламур», только в самом хорошем смысле слова, ведь мы на самом настоящем «звёздном» Лазурном берегу и другого такого в мире нет.
Поднявшись пешком или на лифте в «замок», —

— (так, почему-то, назван высокий холм, с которого открывается классический панорамный вид на Бухту Ангелов и Английскую набережную), бродишь по узким дорожкам, слушаешь шум водопада и уже начинаешь понимать, что это — другой мир, и часть своего сердца ты оставляешь здесь навсегда.
На следующий день покидаем, увы, это нереальное место, чтобы увидеть ещё больше чудес. Впереди — вся южная Франция, из окон автобуса открываются такие виды, что хочется иметь тысячу глаз, тысячу ушей и рот побольше, чтобы в один прекрасный миг всё это просто проглотить, чтобы никогда с этим не разлучаться. В Авиньоне, городе театральных фестивалей, будто становишься одним из актёров огромной массовки, — ведь весь город — сцена, и актёры смешиваются с туристами и местными.


Попутно узнаём о том, что в течении некоторого времени здешний дворец был Папской резиденцией, а на суровой реке Роне сохранился мост времён римских завоевателей, то бишь 4 века до н.э.

Далее путь лежит мимо многочисленных виноградников

и подсолнуховых полей дальше, и, заехав по пути в музей вина, полюбовавшись на пыльные бутыли неправильной формы,

купив и себе в Москву глоточек солнечной Франции, останавливаемся в местечке Пон-дю-Гар. Из названия следует, что будем смотреть некий мост на реке Гард. Ничего особенного, но… для меня лично это одно из самых любимых и магический мест во Франции. Только представьте: пронзительная тишина, свист тёплого ветра, шум воды по камням… и доминирует надо всем этим древний римский мост, бывший в ту эпоху частью акведука, снабжающего водой город Ним неподалёку.

Идёшь по мосту, робея от головокружительной древности под ногами, прикасаясь к массивным опорам, удивляешься мощи моста и одновременно его удивительной лёгкости и ажурности. А внизу шуршит крошечная ледяная речушка… и вновь кусочек твоего сердца навеки останется здесь.
После Нима ходим по средневековой крепости Каркассона,

и, после 5-часового марш-броска на запад оказываемся в удивительном городе Бордо.

Мне он почему-то напомнил Питер — река, широкие просторные площади, дворцы… Но и Франция в нём просто 100%-ая: уличные сценки, кафе, увитые цветами… Немного сюрреалистичный город с бесшумными трамваями и домами странной архитектуры; большой разношёрстный город, всё-таки 5 по величине во Франции.
Из Бордо мы совершили три чудесные вылазки в окрестности: в городок Коньяк, где посетили фабрику по производству коньяка Отар (мммм, ванильный коньяк — нечто особенное!), постояли на набережной очаровательной речушки

и сфоткали оригинальную клумбу в виде пианино.

Даа, в России такую клумбу через час после установки растащили бы по кусочкам. Сознавать это, конечно, печально.
Ангулем оставил впечатление тишайшего вымершего городка (было воскресенье)с вкуснейшей закрытой пиццей «Кит» в местном ресторанчике.
Третья поездка из Бордо — город Аркашон на берегу Атлантики (Бискайский залив), знаменитый своими дюнами самыми высокими в Европе — 145 метров, например; устричными полями, а также тем, что он является таким же старым проверенным морским лечебным курортом, как Довиль или Нормандия.


Ну что сказать?! Здесь я впервые увидела океан — он суров, величав и коренным образом отличается от моря. И снова часть моей души потерялась среди криков чаек, стука лодок о каменный причал, резкого рыбного запаха, песка и сосен…
Покинув Бордо, мы повернули обратно на восток, восхитились по пути монастырём, высеченном в скалах в Рокамадуре,

с трудом взобравшись по отвесной скользкой каменной лестнице в центр городка Сарля Ла Канеда, чтобы сразу же спуститься в холод и сырость подземного монастыря, и прибыли в Тулузу. Весь город буквально усеян милыми смешными скульптурками блестящего чёрного цвета с непропорционально толстыми руками и ногами и маленькими головами. Во всей Франции полно клошаров (бомжей по-нашему), но для меня Тулуза навсегда ассоциируется с почти счастливой физиономией одного из них, когда поутру он вылезал из своего спального мешка в парке, а мы проходили мимо.
Покинув Тулузу, заехали к мосту Ван-Гога — реальное сооружение, прославившееся тем, что запечатлено на полотне этого художника. Репродукция полотна с описанием истории его создания установлена тут же, под открытым небом.
И, наконец, Марсель, известнейший французский порт. Вот он, уже виден из окна автобуса.

Город по-южному шумный, мельтешащий, полно арабов из Туниса, чей берег при ясной погоде виден на горизонте. Над городом возвышается горячо любимая марсельцами церковь — Нотр-Дам де ла Гард (можно перевести как «Богоматерь Заступница» или «Защитница»).

Чтобы подняться к ней, вас везёт автобус по серпантинной крутой дороге, а потом ещё топаете ножками множество ступенек и поворотов. Внутри церковь очень необычна — все стены увешаны спасательными кругами всех размеров и мастей. Объясняется это тем, что эта Богоматерь является защитницей всех моряков, что вполне естественно в крупном морском портовом городе. С площадки у церкви открывается чудеснейший вид на город внизу и море.

Побывав на рыбном рынке (о, эти незабываемые рыбные «ароматы»!) и пообедав в ресторанчике на берегу, отправляемся на небольшом теплоходике на остров замка Иф — того самого, где Дюма заточил своего Эдмона Дантеса. Мимо маяка из белого камня

выходим из порта и по тёмно-синему морю плывём к островку.

Дорога занимает около получаса и вот мы уже карабкаемся с причала к замку. Возможно, в плохую погоду он и мрачен, но в этот солнечный сияющий день тут совсем не тягостно, а очень интересно и весело ходить по камерам, узким коридорам и воскрешать в памяти страницы «Графа Монте-Кристо».



Своими глазами увидеть каморку, над которой табличка: «Здесь был заточён Эдмон Дантес» или «Это камера аббата Фариа» — это многого стоит! И, зайдя в камеру одного, увидеть прорытый лаз в камеру другого… конечно, легенду поддерживать приятно, поэтому французы вот так натуралистично всё организовали. Но гудок теплохода возвращает в реальность, и мы плывём обратно в Марсель.
Путешествие подходит к концу. Из Марселя мы снова едем в Ниццу, чтобы, побыв там на прощание один день, вылететь в Москву из итальянской Генуи. В последний вечер ты сидишь на скамейке на Английском набережной, уже темнеет, и в наступающей синей тьме смотришь на рыбаков, расставивших по берегу свои удочки…

Весь огромный мир сжимается до размеров этой скамейки, все твои чувства обострены до предела, ты пытаешься запомнить это мгновение в мельчайших подробностях. Ты понимаешь, что близится разлука с городом, который отныне занимает в твоей душе совершенно особое место, любовь к этому городу взаимна и от этого ещё грустнее, ведь твоя душа почти целиком осталась здесь. Идёшь по набережной и любуешься огнями «Негреско» — знаменитейшего отеля, принимавшего у себя звёзд со всего света.

… Раннее утро, солнце искрится на водной глади далеко внизу.

Через несколько часов ты улетишь домой и тебе ясно, что сейчас ты хочешь чего угодно, но только не этого. И всё как в той поднадоевшей песне Максим: «Скоро я взлетаю, и тебя теряю, от любви своей я улетаю»… Милая южная Франция, ты забрала моё сердце, но я ещё обязательно вернусь и найду его.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *