Яндекс.Метрика

Красотки Азриэли, Тель-Авив Азия,Путешествия

4eaf96205e007[1]

Одни из немногих увиденных мною строений, которые поразили до глубины души, — башни Азриэли в Тель-Авиве.
Они напоминают тысячи кубиков из детского конструктора. Хотя скорее за основу были взяты совсем не детские алюминиево-стеклянные кубики. Из них получились весьма внушительные башенки. В сечениях зданий — простые геометрические фигуры: квадрат, окружность, треугольник.

Основатель Азриэли (читай, инвестор в кубики) — уроженец Израиля, живущий в Канаде и успевший сколотить на чужбине весьма немалое состояние, признался, что всегда хотел создать что-то монументальное в родной и любимой стране, по которой постоянно чувствует не перестающую тоску. Канадские доллары, видать, привалили тяжким грузом и мешали вернуться в Израиль. Вот и пришлось истратить злобную зелень на что-то бело-голубое высокое полезное и красивое. Получилось монументально.

Круглая башня — это 187 метров, 49 этажей, 84 окна на каждом этаже (всего в здании 8 тысяч окон). Начиная с 2003 года израильтяне ежегодно развлекаются соревновательными забегами вверх по всем 1144 ступенькам высотки. Кто добежал живым — получает большую вкусную конфету. Даже офис самого мистера Азриэли базируется на 48 этаже круглой башни. И обзорная площадка тут же, этажом выше, на 49-м. А с нее весь Тель-Авив — как на ладони, такой себе игрушечный (что-то сегодня все о детских радостях). Кстати, детям в Азриэли всегда есть чем заняться: аттракции, кафе, магазины со сладостями, клоуны с поролоновыми носами.

Небоскреб-квадрат слегка не дорос до круглой подруги — всего 154 метра и 42 этажа. Зато он сделал соседку в количестве окон по периметру — 96 на каждом этаже. Это странно, почему небоскребы не одинаковы в высоту, было бы логично. Но квадрат достраивался последним из башен, возможно на 42-м этаже строительства внезапно закончились деньги.

Треугольная высотка выросла на 169 метров и 46 этажей, она также отстает от круга, зато по окнам попросту лидирует — 115 на каждом этаже и в общей сумме 15000. Дались мне эти окна. Но что поделать, когда воздеваешь взор ввысь, эта ячеистая структура просто завораживает. Мною было предпринято немало попыток подсчитать количество окон хотя бы снизу вверх, не говоря уж о счете слева направо и по всей поверхности. Попытки потерпели полное фиаско. Но не по причине прогуливания мною уроков математики в детстве, а лишь оттого, что взгляд соскальзывает, путается, теряясь в тысячах окон-глаз этих небоскребов. Может это пояснит хотя бы в некоторой мере, почему меня так завораживают башни Азриэли…

А если без цифр, то я их люблю просто так. Потому что Азриэли — это символ не менее любимого мною Тель-Авива. На этих монстров в стиле постмодернизма можно любоваться часами. Просто стоять рядом. Стоять и смотреть вверх (я люблю именно вверх, а не вниз с 49-го обзорного этажа), представлять как стекает время по гладким стенам круглой башни (мне всегда казалось, что по круглой ему течь удобнее всего из-за большей эргономичности). Видеть, как Азриэли подпирают небеса, чтоб те не обрушились в гневе на «гулящий» Тель-Авив. Представлять, сколько людей пыталось прыгнуть с самого высокого небоскреба (напоминаю, неформальный конкурс выиграл круглый небоскреб). Любоваться башнями ночью, когда в порядке всеобщей хаотичности бодрым светом горят некоторые ячейки-окна (интересно, чем можно заниматься там по ночам?). Да и просто произносить это слово по слогам, перекатывая во рту как вишневые и апельсиновые леденцы «Аз-ри-э-ли» — чудное имя для великолепных небоскребов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *