Яндекс.Метрика

Поездка в Чернобыль Европа,Путешествия

radiaciya-78931

Всю поездку нам невероятно и сказочно везло. Не исключено, что кто-то из группы нашел и съел пятилистный клевер. Или подкову.

По пути из Чернобыля на ЧАЭС в лесу у дороги увидели здоровое (голов в восемь, не меньше) стадо кабанов. Успели их немного поснимать через окна, пока они не ломанулись обратно в лес от пристального внимания.

Сам визит на станцию — тоже везение и заслуга Александра Новикова, зам. технического директора по безопасности ЧАЭС.

В «золотом» коридоре периодически встречаются грозные ящики для хранения использованых средств индивидуальной защиты.

Блочный Щит Управления 1-го энергоблока. Тот самый зал с пультом, который любят показывать в различных фильмах про Чернобыль и про ядерную энергетику вообще.

Панорама БЩУ-1. Точно такой же щит использовался для управления и 4-м блоком.

Сейчас все реакторы ЧАЭС остановлены. Ведутся работы по извлечению ядерного топлива и консервации станции. Впрочем, до консервации еще далеко.

Так как реактор заглушен и турбины не работают, за порядком на 1-м и 2-м блоках следит всего один человек — начальник смены 1-й очереди.

Средний в верхнем ряду — ключ снятия сигнала аварийной защиты (АЗ-5). Нажатие такого же переключателя на БЩУ-4 было последним действием в попытке стабилизировать реактор.

Отдел радиационной безопасности 1-й очереди. На экране — мониторинг реакторного зала.

На ОРБ-1 контроллируются все аспекты радбезопасности станции. Выбросы через вент. трубу, фон во всех помещениях и на техплощадке.

«Золотой» коридор, который тянется через все здание 1-й и 2-й очереди, от АБК-1 (где главный вход) и вплоть до саркофага 4-го блока.

В тех местах, где в стене коридора появляются окна на техплощадку и саркофаг, фон доходит до 300 мкР/ч. В остальном в помещениях 1-й очереди фон в пределах нормы.

Очень красочная дверь бокса ванны дезактивации оборудования на подходе к 4-му блоку.

Валерий Ходымчук, старший оператор ГЦН 4-го блока, был первым погибшим в аварии и единственным, чье тело так и осталось под саркофагом.

Возле мемориала Ходымчука фон достигает 1.5 мР/ч. Разрушенный реактор в нескольких десятках метров за стеной.

Дверь бокса оборудования специальной водоочистки 4-го блока.

Доаварийный макет станции. На переднем плане — 3-я очередь. Для охлаждения ее воды уже не хватало пруда-охладителя, поэтому начали строить градирни

Макет саркофага. Красным обведено примерное местонахождение мемориала Ходымчука.

Пруд-охладитель ЧАЭС — огромное озеро, разрезанное несколькими косами.

После аварии экологи построили экспериментальную звероферму на берегу пруда охладителя. В последствии, как это часто бывает, науку финансировать перестали, не увидев впечатляющих результатов, и ферму забросили. На фото — садки для мальков.

Интересное инженерное решение — мачты линии электропередач, установленные прямо в воде.

Возле градирен 3-й очереди недавно нашли очень занятный кусочек асфальта. Излучение по гамме — около 10 мР/ч, по бете — несколько тысяч распадов.

Недостроенная градирня 6-го энергоблока, к которой нам не удалось близко подобраться в прошлый раз.

Железнодорожная станция Янов. Разрушенный вандалами вагон пассажирского дизеля.

Ни разу не застал подобный туалет в пригородных поездах работающим.

Тихо гниющий ДР1П.

В Зоне остается еще немало площадок с фонящей техникой, например с МДК-2М.

Я специально не стал указывать координаты этого места, чтобы не привлекать к нему внимания «сталкеров». Например, вот этот кусок мха фонит даже больше, чем кусок асфальта у градирен.

1.8 мР/ч в метре над землей. И, опять же, тысячи распадов по бете.

Инженерная машина разграждения. ИМР-2 много и успешно работали на ликвидации, но оказались очень проблемными для дезактивации.

Вся техника на этой площадке сильно фонит. Каждую конкретную машину даже мерять не особо хотелось.

Две ИМР-2 в полной красе, с ножами двухотвального режима.

Иногда линия партии колебалась на 180 градусов в прямом смысле.

Щит наглядной агитации РЛС Чернобыля (не путать с ЗГРЛС Чернобыль-2).

С другой стороны щит являет миру прекрасный образчик дембельского альбома.

Поваленная ферма локатора П-14 «Лена».

Школа №2 Чернобыля была построена на месте старого еврейского кладбища, а ее фундамент сложен из могильных плит. Сейчас хасиды со всего мира приезжают молиться на могилу цадика Менахема Наума Чернобыльского (Тверского).

Со снабжением работников стратегических объектов в СССР было все хорошо.

Олег и Настя перед погружением в подвал завода «Юпитер».

По сравнению с этими неприметными ящиками, грейфер — просто милая ромашка. Что внутри ящиков — неизвестно, но фон от них по гамме достигает 120 мР/ч, а по бете превышает 250 тыс. распадов (на этой цифре зашкалило поисковый дозиметр). Находиться рядом даже в маске не очень уютно.

В подвале завода «Юпитер» долгое время после аварии располагались лаборатории снятия радиологических проб. Пробы до сих пор в большом количестве валяются на полу и фонят.

В мешках — пробы почв. За сетчатой дверью как раз те самые ящички.

Круглая кастрюлька на переднем плане — контейнер для хранения жидких радиоактивных отходов. Судя по всему — пустой.

По подвалу «Юпитера» предусмотрительные люди передвигаются не только в масках, но и в тайвеке.

Система воздухоочистки бомбоубежища завода.

Никому уже ненужные. Почти как в «Сталкере» Тарковского валяются на затопленном полу.

Панорама с крыши завода «Юпитер». Слева — саркофаг, справа — ЗГРЛС «Чернобыль-2»

На крыше «Юпитера» стоит тарелка локатора с человеческим лицом.

Когда-то на этой лестнице было панорамное остекление. Теперь просто панорама.

Сами цеха «Юпитера» ничего интересного из себя не представляют. Здоровые захламленные площади, остатки оборудования и продукции, куча широкоформатной пленки.

И милый уголок отдыха. Таких уже не делают.

Сборщики металлолома не знают границ. Возле завода в Припяти обнаружился отрезанный кусок антенны Ч2. Сама Ч2 — в 10 километрах.

В прошлый раз стадиона мы испугались. В этот — осторожно обошли слишком фонящие места и дошли до трибун.

Огромная площадка на берегу Припяти была насыпана для постройки новых кварталов. После аварии сюда свозили и закапывали радиоактивный мусор.

Очень интересная техника набора витражей — из поперечно стоящих стекол.

Несмотря на общую разруху, витражи в кафе «Припять» в речпорту находятся в удивительно хорошем состоянии.

Натюрморт в биде. Профилакторий «Солнечный».

Затопленный дебаркадер.

В роддоме Припяти кто-то сделал инсталляцию про аборты.

«Большое спасибо Валентине Ивановне за чуткость, доброту, внимательное отношение к людям. Пусть Вас радует ваш нелегкий, но так всем нужный труд. Счастья и здоровья Вам на долгие годы. Рудник Наталья»

Секционная припятского морга.

Минеральная вода «Чернобыльская». Дата розлива: 13.04.1986.

Еще одним звеном в череде удач стало то, что неизвестный кто-то взломал двери спорткомплекса «Авангард». Фойе полностью завалено бочками с дезактивационными химикатами.

Этот зал до нас никто не фотографировал. Саша Сирота, стоя на балконе, вспоминал, как в 9 лет играл здесь в футбол.

Припятскому Дому Книги осталось недолго. Вероятно дело в ошибках при строительстве, которые привели к тому, что за 23 года красивое здание практически полностью разрушилось.

Выражаю огромную благодарность всем, кто организовывал и принимал участие в этой поездке: Александру Сироте, Евгену Гончаренко и Татьяне Михайловне (pripyat.com); Сергею Чернову и Юрию Татарчуку (ЧИИ), а также Олегу Николаеву и Насте Камарзиной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *