Яндекс.Метрика

Путешествие в Обитель Снегов. Гималаи. ЧАСТЬ 2 Путешествия

nepal-katmandu-3

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

НЬЮ-ЙОРК ПО-НЕПАЛЬСКИ

Получив месячную визу прямо в аэропорту Катманду, Даник, Лена и я вышагнули на непальску землю целыми и невредимыми.

Небо над столицей было затянуто. Накрапывал биссерный дождь. Это меня чуточку огорчило. Мы ехали из серого промозглого до костей после бесконечной зимы Петербурга к Солнцу! А оно не осмелилось встретить нас.
Напротив дверей аэропорта расположились встречающие непальцы с табличками в руках. Очень скоро мы обнаружили свои имена, написанные крупными печатными буквами детским почерком на картоне. Мы уверенно шагнули к «вседержателю» наших имен. Гид как-то совсем робко улыбнулся всей честной компании.

Представился Кармой… Вот так имечко! Слово «карма» у меня лично вызывало негативные эмоции. Карму, то есть ряд действий, совершенных в прошлой человеческой жизни, надо отрабатывать. А еще часто в быту употребляют: «Это твоя КАРМА!» — подразумевая, мол, судьба у тебя такая жестокая, сам виноват, исправляйся. В общем, слово попахивало эзотерическим. Но гид не расстерялся и перевел свое имя с непали как «звезда». Насколько это правда — не ручаюсь. Но в тот момент мне стало веселее, так как означало, что всю дорогу в горах нас будет сопровождать собственная путеводная Звезда в обличии гида Кармы. Забегая вперед, скажу: наш гид оказался славным малым с заразительным смехом и добрым сердцем. Будучи небольшого роста пухликом он напоминал голливудского актера Дени де Вито, ну только изрядно загорелого.

Правда, в момент встречи, оказавшись перед группой белых ребят из России, Карма оробел не на шутку. Но и в состоянии смятения его английский нас порадовал. Сами понимаете, весь десятидневный трек, изъясняться предстояло только на интренациональном языке.
Прежде, чем погрузить нас, уставших и счастливых, в джип, Карма повязал на шею каждого шарф из легкой ткани персикового цвета, мол, «Welcome to Nepal!». И только после этого милого ритуала мы уселись в автомобиль. Началось знакомство с Катманду.

Первое впечатление: «Мой Бог! Куда ж ты меня закинул!» Сквозь капли дождя на машинном стекле я наблюдала картину далекую от идеального мира. «Это все дождь, — успакаивала себя, — потому и кажется все вокруг невзрачным».
Отель, вернее сказать, гест хаус, выбрал Карма. Приличное место под названием «Utse» с чистыми уютными комнатами и собственными унитазом и душем в номере — ценность этого удобства обнаружилась только в горах. Но не буду забегать вперед.
Преведя в порядок свои тела, мы отправились на прогулку…

Катманду — город, расположенный в долине на высоте тысяча метров над уровнем моря, со всех сторон окруженный горами. В полдень здесь царит страшная духота. Это город, потрепанных собак, исключительно рыжего цвета. Город, необузданного автомобильного движения. Город продавцов-зазывал, продавцов-льстецов, продавцов-лжецов и просто продавцов. Город абсолютной какофонии.

Картина первая. Растерянно ищем тротуары для пешеходов. Не находим. Это при том, что мы остановились в Тамеле, туристической части Катманду. Ну и черт с ними с тротуарами! Идем по дороге, как все, маневрируя между несущимся транспортом, чуть ли не выныривая из-под колес. Успеваем перевести дыхание и снова уворачиваемся! Называется — гуляем по центру. Я до сих пор так и не раскрыла секрет непальских водителей. Им удается избежать дтп в ситуации, постоянно приближенной к нему. Здесь нет разметок, светофоров, знаков, регулировщиков. Единственное правило — жми на газ и звуковой сигнал одновременно. Кто громче гудит, того и пропускают.

— Это ты еще в Дели не была, — подбадривает меня Лена, — там все гораздо экстримальнее!
Вот уж, право, увольте!

Картина вторая. Настал момент приобрести непальские деньги — рупии. В обмен на хрустящие, совсем новенькие американские доллары, банковский работник подает нам пачку ветхих, практически расспыющихся в руках рупий, скрепленных между собой сцеплером. Это ж додуматься! Мы голову сломали, решая, как же их рассоединить. Непальский продавец взял нашу пачку, разделил на две половинки и резко дернул. Скрепка вылетала и мы увидели прокомпостированные разноцветные картинки. Моей любимой стала купюра ценностью в пять рупий с изображением пасущихся яков.


Картина третья. Мне приглянулся платок из пашмины. «Две тысячи рупий», — улыбается продавец-льстец. Ахаю, делаю шаг к выходу и слышу: «Тысяча пятьсот!» Качаю головой, с вожделением смотрю на желанный платок и говорю, мол, дорого. «Сколько вы дадите за это прекрасное ручной работы изделие?» — вопрос традиционный в азиатской торговле. Читали. Проходили. Даю четыреста рупий, учитывая, что продавец накинет еще пару сотен. Так сговариваемя на шестьсот. С ужасом вспоминаю начальную цену. Непальцы и индусы, на мой взгляд, прирожденные торгаши. Техники продаж здесь передаюстя с молоком матери. Они не читают умных книжек, пользуясь лишь природным чутьем и талантом. Прежде чем приступить к торговле, сведаются, откуда ты, нравится ли страна, в какие горы собираешься. Затем накинут пару нежных комплиментов: каждый второй восхищался моей экзотичной для здешних мест африканской прической. И только после подобной прелюдии заведут разговор о товаре. Эх, их бы да в джунгли западных мегаполисов в качестве торговых предстваителей! Цены бы им не было!

Картина четвертая. Горькая. В российских провинциях помимо всего прочего меня огорчали виды мусорных свалок, особенно в зоне лесов и полей. Мне даже казалось, что хуже, чем у нас, не бывает. Ошибалась. До Непала еще не дошел слух о существовании урн, о способах утилизации отходов. А потому везде и всюду в Катманду валяются жестяные банки из-под колы и чипсов «Принглс». Город пропитан грязью, пылью, выхлопными газами.

После нескольких часов прогулки у меня закружилась голова и возникло только одно желание — скорее покинуть столицу и на всех парах бежать в горы, в объяться чистого воздуха.
Вечером того же дня вместе с Кармой мы собрались в обеденной комнате гест хауса за чашкой соленого тибетского чая. Карма обещал нам долгий путь с крутыми подъемами и спусками, тропическими джунглями, альпийскими лугами, лесными и каменистыми тропами. Нам предстояло дойти до поселения Кьянжин Гомпа, базового лагеря Лантанга, расположенного на высоте три тысячи восемьсот метров. А затем совершить трехчасовой подъем на высоту четыре тысячи триста метров, чтобы лицом к лицу оказаться перед горой Лантанг-Лирунг (7246 м) и его младшими братьми Кимшун (6745 м), Яла Пик (5500 м), Церго Ри (4984 м), Кьянжин Ри (4773 м).
Мы настояли на том, чтобы после Лантанга направить свои стопы к священным озерам Госайкунд (4300 м), о которых вычитали в интернете. Карма протестовать не стал.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *