Яндекс.Метрика

Таиланд. Поездка. Азия,Путешествия

153fa2f7_XXL

Путешествия учат больше, чем что бы то ни было.
Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше,
чем десять лет жизни дома.
А. Франс

Когда мне было 8 лет, а может я был и еще младше, сейчас уже и не упомнить, я любил листать одну книжку, она была необычной формы, большая, не толстая, в твердом переплете с глянцем и цветными фотографиями. Совсем не в духе того времени, когда была издана в Советском Союзе. Она и сейчас лежит в одном из шкафов модной в совке стенке на всю комнату, лежит среди детских книжек, раскрасок и прочих мурзилок на нижней полке. Называется книжка- «Страна Махарлика». Что это за страна такая из названия трудно понять, но вся книжка повествует о жизни в сказочной, удивительной юго-восточной Азии, а точнее о одной её островной части- Филиппинах.

Каждая страница книги, рассчитанной по ГОСТу «для среднего школьного возраста» в картинках рассказывала о жизни Филиппин. Здесь и Манила- столица, и «роющиеся в мусоре голодные дети», море, пальмы, тук-туки, диковинные фрукты, необычные обряды, фантастические пейзажи, удивительные растения. В детстве я любил эту книжку, а когда подрос, стал ее еще и читать.

Из идеологически выдержанного текста я понял, что живут филиппинцы плохо, что агрессивная политика США препятствует нормальному развитию филиппинских детей, которые тянутся к знаниям, переписывают от руки коммунистические буквари, стараются не смотреть «Сезам-стрит», «порождающих в детях чувство неполноценности» и не играть в робота-Вольтрона, потому что «Вольтрон- американский робот и следовательно, чтобы создать его, нужно быть американцем.»

На бедную филиппинскую молодежь мегагерцами обрушивают пропагандистские мультфильмы военные базы Соединенных Штатов и ее студия Кларкфилд.
Американские военные убивают филиппинцев, филиппинцы бастуют, устраивают стачки и митинги, и между сбором мусора и вязанием шлепок любят Советский Союз и Ленина.
Но как бы я ни перечитывал текст, все это никак не соотносилось с фотографиями. Они были чудесные, яркие, с улыбающимися филиппинцами и приличным уровнем жизни.

Шли годы, Советский Союз распался, а я пошел в школу. На экранах русских телевизоров появился Вольтрон. Его похождения показывали по шестому каналу перед Трансформерами. Я фанател от Вольтрона, он был крутой, он огнем и мечом рубил межпланетных монстров и стоял на защите Вселенной. И я не чувствовал себя ущемленным, как бедные азиатские дети, потому что Вольтрон — американский робот. Он был моим роботом и даже продавался в магазине.
Чуть позже на НТВ появились «Сезам-стриты», назывались «Улица Сезам» и вопреки написанному в моей любимой книжке учили они не зависти к сытой и довольной жизни Америки, не вырабатывали комплекс неполноценности за свой язык и страну, а учили вполне обычным вещам в духе нашей «Абевегедейки». И еще не известно какая передача вышла в мире раньше. Я её не любил, Зелибоба был страшненький.
На полках в «Детском мире» появилось Лего, такое же Лего, как в картинках детских магазинов в книжке. Это был самый крутой конструктор, у меня его никогда не было и то что там было написано, опять не оправдалось.

Время шло все дальше. Кончилась школа, книга валялась в самом дальнем углу книжного шкафа, ненужная и мною давно забытая.
Я рос. Взрослел. Стал алкоголиком. Получил высшее образование, права, даже загранпаспорт.
И вот тогда встал передо мной вопрос, куда же мне, такому любопытному и молодому поехать? Египет и Турция для меня никогда не были в фаворите, так, жепку погреть в одном случае и пылью подышать среди верблюдов в другом. Не интересно. Европа- нет, или не дорос или школьные стереотипы о мрачных средних веках, крестовых походах, чуме, и всяких Людовиках Xv1 не внушали сколько-нибудь интересного времяпровождения.
Скандинавия- близко и климат тот же. Индия- это тем, кому за 27, искать себя, перед неумолимой старостью. Так куда же, куда? Где же та заграница, где все другое, совсем все, как другая планета, где молодому пацану можно будет бегать, жрать фрукты, пить на халяву, тусоваться на дискаче, просыпаться на пляже и чтобы все тебе улыбались? Ответ напросился сам собой. По сносной цене Таиланд предлагает экзотику и самый интересный тур именно для такого молодого бледнолицего, как я. Цены, климат, природа, культура, люди, все другое, полная относительная свобода в курортных зонах, бухай, кури, нарушай, бери на прокат мотороллер, покупай тайку с сиськами, бутылку виски и мчись в закат- вот она твоя свобода! Самый настоящий отдых!

В августе билеты были у нас на руках. Намутили мы их быстро и по горящей путевке. Тетки, жужжащие в уши больше полугода о совместной поездке с нами не поехали. Мне немного было грустно от этого, но не беда, я купил красивую сумку, сложил в нее поклажу и мы двинулись в самое дальнее на сегодняшний день наше путешествие.

Москва.

Начало августа уже по традиции самое душное в плане погоды время, когда разморенные россияне пусто слоняются без дела по улицам и сидят в контактике на работе, потому что начальство укатило в отпуск. Делать в августе в городах нечего. Магазины традиционно устраивают скидки в связи с отсутствием покупателей.
Но никогда не угадаешь, что преподнесет тебе столица на этот раз. В день нашего приезда в Москве было +5. Мы чуть не околели с Димкой Егоровым, таща свои чемоданы в сторону Киевского вокзала на «Аэроэкспресс-электричку» красного цвета. За окном тихо моросил дождь, ровно такой же, как в осеннем ноябре, кое где валялись желтые листья. Москва в то время плотно горела, и я решил кинуть «петросянку»:

— Ну где там ваша Москва горящая?,- стоило мне это выпалить, как за мокрым окном электрички полыхал приличный такой пожарище, Москва действительно горела и это факт. Зрелище было то еще: дым, огонь, люди кутаются в куртки, дождь и ветер, трясущий деревья, подбрасывал в воздух пакеты и бумагу. Все отдаленно напоминало что вокруг тебя зона боевых действий. Словно все ужасы астральных предсказателей 2012 года начинают сбываться именно в России.
Димка не смеялся, он трясся, сидя в кресле электрички, пил химические алкогольные напитки из банок и снова трясся. От страха. Как только я ему напоминал про самолет он только и мог вымолвить:
— Аааааааа!

Электричка-аэроэкспресс встала. Впереди, сквозь серые тучи и взвесь из дождя проглядывалось новенькое здание Домодедово, сияющее синими стеклами, на манер торгового комплекса. До него мы добежали очень быстро, кутаясь в куртки. Еще немного и у нас уже были билеты, которые любезно выдала нам тетка на одной из десятков стоек турфирм под лестницей. Пожелав нам приятного полета и не менее приятного отдыха мы пошли на паспортный контроль. Там было много народу и очень суетно:

Китайцы, туркмены, таджики, всех строила грозная женщина на манер директора детского садика на окраине. Она выкрикивала номер рейса, вставая перед скоплением людей в очереди, грозно командовала им передвигаться к другой стойке регистрации и приводила в полнейший ступор не знающих русского иностранцев.
Диман в тот момент особо плохо соображал и нервничал, ибо впереди у него расстрел и взлет на небеса:

Странно, но приехав в аэропорт больше чем за два часа, казалось, что мы успеем сделать все и спокойно сесть в самолет, закупившись для красоты в дьютике. Но Матушка Россия до конца нас не отпускала из своих столичных плюс пяти градусов. Очередь тянулась невыносимо медленно, время утекало в томительном ожидании и заветная желтая линия перед стойкой паспортного контроля приближалась по сантиметру в минуту. И вот, не веря своим глазам я стою у желтой линии, заботливо и от души украшенной рекламой Билайна. Все, теперь сдать паспорта за стекло, улыбнуться, услышать знакомый стук штампа и бежать в дьютик, время поджимает.
Хрен там, тетка-воспитатель криками пригоняет толпу китайцев, опаздывающих на свой рейс, прямо перед нами встает тринадцать человек, с детьми на руках и круглыми глазами от россиянского распределения потоков людей.
Еще 30 минут. Самолет уходит через 10. Услышав долгожданный звук штампа, стало теплее, а для кого-то, прозвучало щелчком, как приговор на небеса, если взять и посмотреть на Димку.
Что вы думаете, мы побежали на самбик? Хрен там, сначала нужно пройти в носках металлоискатель, пройти досмотр с тщательным ощупыванием и еще услышать пару грубых слов:

— Так, ребяты, вы хоть понимаете что вы опаздываете! Быстро на рейс!
На дьютик времени уже, понятное дело, не было.
Бежим на посадку, самолетик туркменских авиалиний жалобно мерзнет, привязанный к мокрому русскому аэропорту:

Тут у Димки, увидевшем самолет (!) на котором через пару минут предстоит лететь (!!), выше облаков (!!!) случилась паника, поглотившая его целиком:

— Все, Ванек, нет. Я не полечу.
— Не ссы, Димка, ничего страшного, тебе даже понравится, это как американские горки!
— Нет, не могу, пока не выпью ноги моей там не будет!
Рядом у входа на трап, ведущий к нашему самолету еще была очередь, хоть она была и небольшая, но мы решили взять в деревянном баре выпить, он как раз был метрах в пяти от места посадки.
Россиюшка вновь одолела. За 2 стопки водки с нас взяли почти 700 рублей. Хлоп, последний взгляд на мрачную родину и мы в самолете. Здесь тепло, загорелые улыбчивые стюардессы и хранитель всего лайнера и путеводная звезда туркменского народа- Великий туркменбаши Сапармурат Ниязов, сорри Гурбангулы Бердымухамедов в золотой рамочке:

К сожалению я сегодня не у окошка. У окна сидела женщина лет тридцати пяти, вся в гаджетах: Нокиях, наушниках, видеокамерах, все это удивительным образом помещается в дамской сумочке.
Подождав еще пару десятков минут, потому что как оказывается не мы одни опаздывали на самолет, мы тронулись и стали с покачиваниями выезжать по лужам на взлетно-посадочную полосу.
Взлетаем, ура. Дмитрий уцепился мне в руку, мне стало смешно. Таже туркменбаши бы рассмеялся, увидев этого сорванца, первый раз в своей жизни летящим на самолете. Вскоре наш лайнер замер, посигналил: «Динь-Динь-Динь», звуком, походящим на тот, который бывает в американском автомобиле, и понесся скрипя пластиком и тряся крыльями на взлет.

После набора высоты разговорился с туркменкой. Было кстати очень интересно, туркменка по рассказу ее получилась эдаким олицетворением покорителя Москвы, исполинила так сказать свою Московскую мечту, одна из тех людей, которой Москва покорилась. Иван Новиков такими людьми очень восхищается.
Женщина с модной Нокией, дорогой косметикой, обилием золотых украшений и модной одежды приехала в Москву в начале нулевых, приехала с 50 долларами в кармане и абсолютно без связей и языка. На ломанном русском она рассказала как устроилась сначала «на Черкизон», где ночевала и мыла в какой-то хычиннице посуду. И по началу казалось что не было никаких перспектив, но здесь хотя бы были деньги, коих на родине не было совсем.
Вскоре появился в ее жизни преуспевающий туркмен, волею случая занесенный на Черкизон пожрать, разговорившись с ней он спросил, есть ли у нее специальность, на что она ответила, что да, она врач с высшим образованием. Так с клоповником Тельмана Исмаилова в центре Москвы было покончено, теперь она работала в больнице по сменам. Связи на национальной почве помогали приезжей девушке в чужом холодном городе. Спустя десять лет у нее двое детей, работа врачом в частной клинике, зарплата в 80 тысяч, своя квартира в Москве и родном Туркменистане и Дэо Нексия. Правда русский язык до сих пор не очень, но вполне понятный.

Молодец чо, подумал я, жуя курицу с гречей и обмазывая маслом бутерброды. Кормят, к слову сказать, в Туркменских авиалиниях просто отменно, на убой, а я тот еще проглот.
Самолет снова издал звуки и нас попросили пристегнуться, пошли на снижение. В окошке были видны лишь песочного цвета горы, вскоре появились очертания рек, а после и вовсе маленькие домики. И вот столица, Ашхабад, гигантского размера мечети, ровные дороги и мелкая растительность, редкие машины, скользящие по черному как смоль асфальту.
— Я сейчас заплачу,- промолвила туркменка от счастья, достала видеокамеру и принялась нас снимать.

Дальше: http://ivannovikov.livejournal.com/68862.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *