Яндекс.Метрика

The cemeteries of London (Лондонские кладбища). Европа,Путешествия

cemeteries_of_london_by_janduny

Закрываешь глаза, и мысли уносят туда, где ты никогда не был и вряд ли когда-нибудь будешь. Ты не сможешь увидеть всех красот и тайных уголков природы. История не расскажет тебе секреты. Только тебе! Потому что она доверяет лишь самым настойчивым, смелым, дерзким и преданным.
Вот вижу город. Иду по нему. Не знаю, как я здесь оказалась?? Силой мысли, наверняка. Не знаю его названия, но в голове в ту же секунду кто-то шепчет: «Брайтон». Конечно, это непременно Брайтон – город моря и замков!



Он даже выглядит, как должен выглядеть «Брайтон» на уровне интуиции. Какие-то странные мужчины ходят беззаботно по улицам, взявшись за руки.

Их здесь так много… Наверное, взявшись за руки, все жители этого города демонстрируют свою специфическую традицию, о которой мне ничего не известно…
Возвращаюсь на кладбище (в дом около кладбища). Сначала из Брайтона на автобусе до станции «Victoria», потом на метро. Дома какие-то незнакомые люди являются моей семьёй.

Они мне говорят: «D’u want some food?» Из вежливости говорю: «Well… Let me think..» В ответ получаю: «Good night». Что за черт происходит?? Где я вообще и кто эти люди на кладбище? В уме ещё раз закрываю глаза и… я уже на каком-то шумном базаре.

Почему я здесь? Голос шепчет снова: «Ты что забыла, это автобус 27 тебя привез из Hammersmith.?!» (Первый раз слышу это название.) Снова доверяю и начинаю погружаться в существующую вокруг атмосферу.

«Camden town» читаю на входе в метро. Вот я где! Наконец-то какая-то определённость! Этот район начинает мне нравиться: все люди в чёрном и с пирсингом.

Чёрные люди (The Blacks) в белых шубах приветливо подмигивают и спрашивают: “Would u like some…?» Интересно, что они предлагают? И снова он: «Грибы! Что же ещё?» Пытаясь осознать услышанное, чуть не падаю на латок с надписью: «Magic mushrooms»… Символично.

Вижу: обувь на платформе и майка c логотипом моей любимой группы. В голове: «ААААА!.. А… а… денег нет»(((((
— Ничего! — говорит продавец, такая же, черно-пропирсингованная, как и весь район. — 21 фунт за 2 майки!
— Нет, — говорю. Она:
— Сколько дашь?
— Я лучше пойду, наверно, – стесняясь, говорю я. Она говорит:
— Гм..? Ладно! я тоже люблю эту группу, отдам за 6!

В другом магазине эмоциональный black man говорит, что скидок не делает. И что обувь на платформе стоит 50 фунтов. Я прошу просто хотя бы померить. Туфелька золушке приходится впору. Он очень долго ходит, смотрит и с завидной эмоциональностью что-то выкрикивает на чужом языке, пока я стою, как вкопанная, перед зеркалом в надежде сохранить свой образ в этих босоножках. Он подбегает и говорит: «Чёёёёрт! Сколько есть денег??!» Говорю: «25 фунтов». Он ещё громче кричит: «ЧЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁРТ! Но… продает за 25. Иду довольная по улице, не имея ни малейшего представления о том, как окажусь дома.

Вдруг кто-то хватает за руку и затаскивает силой в табачный магазин. Начинаю с любопытством рассматривать ассортимент, будто туда собиралась. Вьетнамская ассистентка какого-то кавказца-продавца со знанием дела и улыбкой чеширского кота говорит: «Попробуй, и ты поймешь все… Это очень сильная штука!» Я вежливо отказываюсь, объясняю, что не курю. Особенно того, что там продаётся. Мужчина спрашивает:
— Откуда ты?
— Какая разница,- говорю,- вы всё равно не знаете такой страны. Она у вас на картах как «White Russia» отмечена.
— Ну, всё-таки?
— Беларусь. – говорю.
— А ЖДАНЫ! (Ждановичи – рынок в Минске)
-ААА! Жданы? – В испуге говорю я. Выяснилось, что и там нас знают, пусть даже посредством рынка. Выхожу из магазина, под впечатлением. И кто-то снова спрашивает: «D’u want some food?»
А, это те люди, которые живут на кладбище! Которые – моя семья.

Чёрт, неужели это и правда моя семья?? Не может быть! Сажусь на диван, закрываю глаза руками и начинаю плакать. Понимаю, что кто-то хлопает по плечу. Открываю глаза и вижу набережную и центр города. Передо мной открывается вид на главнейшую достопримечательность города — Дом Правительства.

За собой слышу звуки музыки, такой прекрасной и романтичной. И такая тоска вдруг появилась, что я здесь одна, в этом большом чужом городе… Без любимого человека. Но, уже третий раз кто-то настойчиво похлопывает по плечу, пытаясь обнять: «Hey, Babe!»
Говорю по-английски какое-то ругательство, которому научили люди с кладбища, и он уходит… Я вспоминаю что-то из музыкальной школы и прошу разрешения поиграть на пианино. Собираю толпу зевак, потом тоже ухожу. Спускаюсь в метро, которое работает до 0.00 и вижу музыканта. Оставшиеся копейки кладу в шляпу, сажусь рядом и думаю: «вот она — жизнь!» Слушаю музыку, и слёзы вновь наворачиваются. Но по ним пробегают люди, которые боятся опоздать на последний поезд. Бегу за ними.
Утром в сумке нахожу «волшебную сигарету», которую кто-то случайно подсунул в качестве подарка. Вероятно, продавец-кавказец. А может быть и эта всезнающая женщина-вьетнамка. Что ж… закуриваю…

Рядом сидит девочка – итальянка, мой воображаемый друг, и рассказывает о своём первом интимном опыте. Сидим в каком-то огромном старом парке.


На скамейке нацарапано имя какой-то женщины. Рядом такая же скамейка. Голос объясняет: «Они все уже умерли – на память»… Стало жутковато. Вскакиваю со скамейки и несусь, куда глаза глядят. А они глядят на огромные коттеджи.

Возникает мысль: « Richmond?» Конечно он – скопище богатых и интеллигентных людей!

Вхожу в бар,

где сидит куча пожилых людей и смотрит в мою сторону, потом что-то вскользь говорят друг другу и посмеиваются. Подхожу к барной стойке и покупаю самое вкусное пиво: « Guinness extra stout» с черносмородиновым джемом». Как же вкусно и сытно после 2 дней голодовки!

Позже оказываюсь в австралийском баре и в пене по колено. Люди пьют пиво с пеной и им это нравится – тотальная эйфория. Мои друзья-турки говорят мне, что нам пора ехать домой. Лица друзей мне незнакомы, но симпатичны. (Отродясь не было никаких друзей-турок…)

Стоим на остановке и из общего пакета едим картошку фри. Потом приходит мой автобус и я еду на кладбище.

Утром открываю глаза и иду на работу…
Стоп!
Это было на самом деле или мне всё приснилось?
Фото!
Судорожно перебираю фотографии, на которых боюсь не увидеть себя. Сердце забилось сильнее. Вот!


Всё-таки это не сон! Это мой личный город, такой противоречивый: странный и привлекательный, отталкивающий и одновременно манящий своими тайнами. Туманный и тоскливый, но обладающий своими собственными запахами, звуками и чувством юмора. Город необузданных эмоций, скрывающихся под маской холодности. Город свободы и несвободы от мыслей вернуться в него ещё хотя бы раз. Город, в котором каждый найдёт свой путь, непохожий на другие. Нашла ли я свой? Пока не понятно, но точно знаю, что мы с ним ещё обязательно встретимся. И мой старый знакомый Лондон расскажет мне новую историю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *