Яндекс.Метрика

Высокогорный Тибет. Бытовые зарисовки Азия,Путешествия

Spiti_Valley_98[1]

Главная страсть американского фотографа-документалиста Фила Борджеса – это изучение коренных народов и культур, ряды которых с каждым годом в становятся все реже и реже. Последние 25 лет фотограф провел, путешествуя по самым удаленным уголкам земного шара. На его фотографиях из Тибета не найти снимков «открыточных» гималайских пейзажей и важных достопримечательностей. Герои его фотографий – простые сельские жители, кочевники, монахи, а фон – предметы тибетского быта и религиозной жизни. В сегодняшней фото-подборке представлены избранные снимки из тибетской серии Фила Борджеса.


Местные говорят, что за последние годы трава стала куда реже. В этом году дождей выдалось больше, чем обычно, но, по словам жителей, эта трава все равно не похожа на ту, что росла в былые времена. Водить овец приходится куда дальше, чем раньше. На фотографии запечатлена 26летняя кочевница, пасущая своих овец на пересохшей пастве на северном плато Чангтанге, где только за последние десять лет пересохли сотни озер.

Дрога, 37 лет

Дрога и ее 16тилетняя дочь, которая никогда не училась в школе, заботятся о своих яках. Муж Дроги следит за овцами, а двое ее сыновей ходят в школу. Ее мать вместе с одним из яков взбирается на перевал Ларген-ла Пасс, чтобы позировать для фотографий вместе с китайскими туристами, которые летом приезжают на озеро Намтсо. Солнечные батареи на их шатре, сплетенных из ячьей шкуры, позволяют им смотреть телевизор примерно по четыре часа в день.

Ежедневные поклонения

Каждое утро тибетские буддисты совершают священный обход или же падают ниц среди монастырей, ступ или священных гор. Поклонения могут выполняться перед священными объектами, на или пилигримских тропах. Верующие, прежде чем пасть на землю ниц, притрагиваются сложенными ладонями ко лбу, к горлу и затем – к сердцу. Этот акт послушания направлен на то, чтобы очиститься от гордости, которая копится в человеческой душе из жизни в жизнь из-за бесконечных мыслей вроде «Я прав», «Я лучше других» и «Я – важнее всех».

Сонам Бадом, 86 лет

Некогда семья Сонам владела крупными участками земли и считалась очень богатой – вплоть до прихода коммунистов в 1950 году. Следуя марксистским идеям, у них отобрали и землю, и скот. Сама Сонам была приставлена к черной работе наряду с монахами и другими «аристократами». Ее сыновья помогали отстраивать монастырь Пабонка, разрушенный во время Культурной революции. Она нередко вбирается трехкилометровой горной тропой к монастырю и исполнить «кору».

Тскеий Лхамо и Тсеринг Лхамо

В наше время многие молодые женщины на Тибетском плато защищают кожу от высокогорного солнечного излучения и холодных ветров пестрыми головными платками и масками. И, хотя в прикрытых лицах у женщин здесь нет никакой религиозной подоплеки, этот обычай настолько прижился, что многие женщины явно чувствуют себя неуютно, показывая лица в обществе – особенно перед иностранцами вроде меня.

Молитвенные флаги и ступы

Тибетские буддисты верят, что нет лучшего средства в борьбе с мирскими страданиями, чем практика сострадания и прощения. Примеры преданности этой практики можно встретить повсеместно. Например, в «Ом мани падме хум» — знаменитой мантре, которая, согласно верованиям, очень действенна в преобразование сознания из эгоцентричного в сострадательное. Слова этой мантры можно обнаружить на миллионах молитвенных барабанов и ступ, на молитвенных флагах, унизывающих горы по краям, и, наконец, их можно услышать слетающими с губ самих тибетцев, в то время как сами они занимаются привычными своими хлопотами.

Чокуа, 32 года

Чокуа побывал 129дневном паломничестве с четырьмя другими монахами из их маленького монастыря под названием Траккар. По двенадцать часов на дню они проводили внутри своего шатра, самосовершенствуясь и медитируя ради дождей, хорошего урожая и высокой травы для скота. Каждые два дня они перебирались вместе с шатром на новое место и там возобновляли ритуал. В качестве жеста сострадания ко всем чувствующим существам, они даже занимались кормлением муравьев.

Херуп Дзямсю, 10 лет

Херуп Дзямсю вступил в монастырь Вендзя в возрасте восьми лет. Самым юным монахам здесь лишь около пяти лет. Многие подростки и дети мечтают попасть в этот монастырь, чтобы обучаться по с Вендзей – очень почитаемым Ламой.

Храм Лхагонг

Каждое утро тибетские буддисты совершают хождение вокруг священных объектов. Тропа между этими объектами – так называемая «кора» — может простираться на длину от нескольких метров до нескольких километров. Я своими глазами видел, как сотни верующих проходят по коре, несмотря ни на какие больные суставы, колени или спины. Многие ходят часами, отмечая количество пройденных кругов молитвенными бусами или маленькими камушками, возложенными на начальную точку.

Пуо Чунг, 26 лет

Пуо Чунг, ее муж и ее дядя, Та Бонг – кочевники, которые прибыли в маленький город Гуге в ожидании строительных работ. Из-за урезания пастбищ и погодных изменений они больше не могут жить лишь за счет своих яков и овец. За работы на стройке платят по десять долларов в день; в настоящий момент они стараются подыскать для себя десять-пятнадцать рабочих дней в месяц.

Чжоу Мор Тцо

Чжоу Мор Тцо только что добралась до дома после дойки овец, которой предшествовал целый день на картофельных и ячменных полях. Теперь она займется приготовлением обеда для своего мужа и двоих детей. Женщины, как правило, доят коров, а мужчины – вспахивают поля. Как и большинство других женщин из ее оторванной от мира деревушки, она никогда не была в школе.

Девочка-кочевница, 10 лет

В 2007 году в Китае вышел закон, согласно которому все дети должны учиться в школе вплоть до девятого класса. Семья кочевников, дети из которой не ходят в школу, может быть наказана. Из-за этого образовательного нововведения маленькие деревенские школы теперь заменяют большими интернатами. Дети в возрасте семи лет оставляют свои семьи, и, из-за больших расстояний, бывают дома лишь дважды в году.

Яки, пересекающие разлившуюся реку

Потепление и повышенное таянье ледников в области южного плато привело к выходу рек из берегов и к наводнениям. Многие кочевники потеряли часть своего скота в разлившихся реках и озерах Тибетского плато. Сам я повидал многих монахов, изо всех сил пытавшихся спасти своих яков и овец, увязших в песчаных отмелях разлившихся рек.

Текст — Фил Борджес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *